1971 год – Tangerine Dream – Берлинская школа электронной музыки

Начиналось все в 1965 году, когда студент Берлинской Академии искусств  Эдгар Фрезе отправился со своей рок-группой The Ones в небольшой концертный тур. Играя в небольшом каталонском городке Кадарес он случайно познакомился с Сальвадором Дали. Эта встреча изменила жизнь Эдгара – спустя 2 года из-за разногласий пришлось уйти из группы, в мыслях всё больше и больше формировались мысли о создании электронной музыки, погружающей в бескрайний внутренний мир человека, открывающую новую вселенную космических и неземных чувств. Первым родилось название будущего проекта – Tangerine Dream.  Новорожденный коллектив имел в составе помимо Эдгара ещё 4 человек (Volker Hombach, Kurt Herkenberg, Charlie Prince, Lanse Hapshash) и тут же начал активно обживать модные берлинские клубы,  привлекая своим сочетанием гитар и электроники (точнее электронной отработке, так как в начале группа не имела ни одного синтезатора)

“Мы хотим сделать слышимым движение, уйти на самый край человеческого воображения. Группа собирается творить сильную музыку, которая возвращала бы слушателям состояние чистоты, невинности и созвучия с космическими гармониями”.  (Фрезе).

Их первый альбом Electronic Meditation (1970 год) записан на магнитофон Revox в помещении некой берлинской фабрики. Такого они не делали уже никогда, этот альбом возможно был таким из-за участия Клауса Шульца, ушедшего спустя некоторое время. Альбом звучит медленно, со звуками, состоящими из шума, весьма специфичных  флейт, скрипок, органа и роковых гитар. На заднем фоне играет перкуссия или приглушённые барабаны. Финальная композиция под названием “Resurrection” (“Воскрешение”) содержит человеческую речь, воспроизводимую “задом наперед”, на немецком языке. Кроме «обычных» музыкальных инструментов, в записи альбома приняли участие разбиваемое стекло, горящий пергамент и сушенный горох, встряхиваемый в сите. Вспоминая об этой работе гораздо позже Клаус Шульце охарактеризовал этот альбом как электронный панк.

Заметного успеха альбом группе не принес, и вскоре Эдгар вновь остался наедине со своими идеями. И Шульце, и Шнитцлер решили, что их музыкальная тропа пролегает в ином направлении – Шнитцлер все больше и больше тяготел к «академическому» авангарду, а Клаус неожиданно открыл для себя прелесть работы с синтезаторами. Замену ушедшим в неведомое компаньонам Эдгар нашел довольно быстро. Дебютировав в Tangerine Dream в качестве ударника, довольно скоро  Кристофер Франке  пересел за клавишные, став, наравне с Эдгаром, основным генератором музыкальных идей в группе, также в состав группы влился новый барабанщик Питер Бауманн.  Этот период деятельности музыкантов характерен обилием экспериментов  – звуки извлекались из различных подручных средств, после чего путем реверберации, задержек и т.п. получались необычные звуковые эффекты. Их музыка стала почти клаустрофобичной, с замкнутой на себя неемкой структурой и магнитофонным эхо, выбивающим из привычной колеи, усиливающим жуткий, экзотический звук.

В связи с тем, что в этот период группа сотрудничала с фирмой звукозаписи Ohr Music, продюсеры которой «болели» научной фантастикой и космосом, первые диски Tangerine Dream имели ярко выраженный «космический» саунд – а заодно и соответствующие названия. В 1971 году выходит альбом Alpha Centauri, в записи которого Эдгару и Крису помогали клавишники Стив Шредер (Steve Schroyder) и Ролан Полик (Roland Paulick), а также флейтист Удо Денненбург (Udo Dennebourg). Этот альбом стал первым электронным альбомом Tangerine Dream –  на этом диске есть синтезатор VCS 3  Петра Зиновьева (компания EMS). Музыка сильно отличается от первого альбома – больший акцент сделан на электронные звуки и создание атмосферы, хотя доминирующими инструментами орган и флейта. Альбом задал свой тон в музыкальном сообществе, появилось несколько музыкальных проектов поддерживающие данное направление (Клаус Шульце, Ashra, Михаэль Хениг).  Статичные текстуры, коллажи и продолжительные растянутые звуки этих музыкантов начали называть “Берлинская школа электронной музыки”.
Следующий, 1972 год, отмечен приходом Питера Бауманна, который внес немалую лепту в создание двойного альбома Zeit, объединив синтезаторы со струнным квартетом для изображения западающего в память пустынного, но эффектного пейзажа. Альбом был медленный и гудящий и состоял из четырех протяжных и темных минималистских звуковых пейзажей без видимой эволюции или развития. Для альбома помимо обычного аппарата группы, были записаны партии Кельнского  квартета  виолончелистов, синтезатор Moog и вибрафон. Обложка альбома изображает солнечное затмение.

«На альбоме представлен отличный симбиоз выразительных гармоний и электронных вариаций. Но все это скатывается в чересчур продолжительные тональные мутации, препарирования звука и эффекты тишины, давая результатом бессодержательную космическую безграничность.» (Die Welt)

Чуть более интересным вышел записанный в 1973 году диск «Atem», который поймал внимание влиятельного диск-жокея BBC Джона Пила. С его подачи творению Tangerine Dream  было присуждено звание «Альбом года», после чего группой немедленно заинтересовалась британская публика. А заодно – и несколько британских компаний звукозаписи (лейбл Virgin). И это было особенно кстати, так как отношения коллектива с их немецким лейблом Ohr Musik начинали потихоньку портиться: группа явно выходила из столь любимого хозяевами фирмы «космического» образа .  Альбом представляет собой «туманную психоделическую электронную симфонию», включающую как медленные атмосферические фрагменты, так и более агрессивные эксперименты с ударными, вокалом и динамичным оркестровым звучанием меллотрона.

Этим альбомом Tangerine Dream заканчивает этап постоянного электронного экспериментирования, двигаясь в направлении к популляризации. Следующий этап развития группы будет позже назван “Virgin Years”, из-за  подписания контракта со знаменитой британской компанией Virgin, и прежде чем мы закончим эту статью , тезисно опишем “зрелый” период группы и его сформировавшиеся секвенсорное звучание. В 1974 году группа записала альбом «Phaedra». Многие считают этот альбом одним из лучших альбомов группы – он положил начало международному успеху. В Великобритании альбом поднялся до 15 места в чарте и продержался там 15 недель, а также получил статус золотого диска в общей сложности в семи странах. Следующая работа – альбом «Rubycon». На протяжении двух длинных треков (именно столько идёт альбом) группа показывает все свои сильные стороны, включая призрачные синтезаторные накаты, мрачный и задумчивый эмбиент, пульсирующие электронные ритмы и странные звуковые эффекты. Наплывающие секвенсорные эпизоды и ритмы составляют основную музыкальную канву альбома, однако  здесь музыканты добавили в свой арсенал синтезатор ARP 2600, два фортепиано(электронное и препарированное), Elka string synthesizer.

В 1976 году записывается студийный альбом «Stratosfear», последняя студийная работа в составе Фрезе-Франке-Бауман. Именно в этом альбоме группа впервые отходит от чистого электронного звучания, используя наряду с синтезаторами и традиционные инструменты: акустическую гитару, клавесин и гармонику. Stratosfear был записан в нервозной обстановке – отношения между Фрезе и Бауманном обострились до предела. Как и следовало ожидать, кончилось все очередным разрывом (окончательным). Фрезе  уговорил Питера не покидать группу, и двоём стали записывать альбом Cyclone, но через два года он тоже покинул коллектив. В 1978 году на место Питера Баумана приходит Стив Джоллифф и барабанщик Клаус Кригер. Группа, на время превратившаяся в полноценный квартет, начинает работу над новым альбомом, «Cyclone». Этот один из самых спорных альбомов стал первым диском, на котором группа использовала вокал. Выпуск альбома сопровождался крупномасштабным Европейским туром, который был отмечен максимальным количеством зрителей за всю историю концертов группы. Хотя тур был бесспорно успешен в коммерческом аспекте, во время него в коллективе возник очередной раскол, в результате чего группа лишилась чрезмерно активного новобранца Джоллиффа. Именно он оказал наибольшее влияние на музыку группы во время записи Cyclone, поэтому Фрезе в дальнейшем не раз публично открещивался от этой работы.  Поиски новых соратников сопровождались успехами и неудачами , тем не менеее практически каждый год группа издавала новый альбом : Force Majeure (1979), Tangram (1980), Exit (1981), White Eagle (1982), Hyperborea (1983), Le Parc (1985). В целом музыка становится более простой и, пожалуй, более рассчитанной на коммерческий успех, но тем не менее остается достаточно интересной. Альбомы отличают более теплое, почти симфоническое звучание по сравнению с предшествовавшими работами. В начале 80-х группа выпускает  саундтрек «Thief» для одноименного фильма Майкла Манна и саундтрек к боевику Risky Business, ставший самой успешной «звуковой дорожкой», когда-либо выпущенной группой, а также  делает  концерт на ступенях Рейхстага. Далее появляется альбом White Eagle и Hyperborea. Середина 80-х стало настоящей эпидемией для написания саундтреков к кино:«Зажигающая взглядом» по Стивену Кингу ,  Wavelength, телесериал Streethawk, фэнтези-саге Ридли Скотта The Legend (Том Круз в главной роли).

 

 

В 1985 году выходит последний альбом Tangerine Dream в составе Фрезе-Франке-Шмелинг «Le parc». Пожалуй, самый простой и доступный из всех вышедших к тому времени, этот диск все же неплох, и его вполне можно порекомендовать для знакомства с группой людям, непривычным к электронике. Альбом получился концептуальным – каждая его тема была посвящена одному из красивейших парков мира, стараясь передать его неповторимую атмосферу. Далее появились  альбомы Underwater Sunlight (1987), Tyger (1987), Optical Race (1988), Lily on the Beach (1989) и очередная смена состава , которая для многих поклонников означало конец группы. Но работа продолжалась. В коллектив необходимо было найти третьего человека  и им стал сын Эдгара Джером. Если учитывать, что жена Эдгара Моника вот уже несколько лет была постоянным фотографом группы, то становится очевидно, что Tangerine Dream явно начинает превращаться в семейное предприятие. В феврале 1990 состоялся очередной концерт TD в городе, который пока еще продолжал называться Восточным Берлином. Именно на этом концерте Джером был впервые представлен публике, как полноправный участник Tangerine Dream. Кстати, в этом же концерте впервые в практике группы выступили приглашенные «гости» (саксофонисты Хьюберт Валднер и Линда Спа). Активность группы возросла , превращая ей в музыкальный конвеер. Появились альбомы Melrose (1990),
Rockoon (1992), Quinoa (1992), Turn of the Tides (1994), Tyranny of Beauty (1995).

Tangerine Dream явно стремилась освежить и омолодить свою музыку, превратив ее из андерграундного продукта для немногочисленных ценителей в полноценный коммерческий продукт, востребованный молодым поколением. И это вполне закономерно – к тому времени Эдгар остался единственным «стариком» в группе. Молодая же поросль – Джером, молодой швейцарский гитарист Златко Перика и уже знакомая нам саксофонистка Линда Спа – старалась держать нос по ветру новых веяний. И получалось это у них едва ли не лучше, чем у Эдгара.

В 1996, на своем очередном альбоме «Tyranny of Beauty» Фрезе отважился на «пересмотр» классического наследия, поместив «новую версию» композиции Stratosfear с одноименного альбома. Кстати говоря, сам альбом, посвященный «гримасам моды» на подиумах всего мира, вышел относительно удачным, получив седьмую по счету номинацию на «Грэмми».

 

 

Очередным переломным моментом и началом нового, последнего на сегодняшний день этапа карьеры группы стал 1998 год, когда Tangerine Dream наконец-то стали владельцы собственной фирмы звукозаписи. Получив возможность выпускать все, что душе угодно они активно взялись за поточное переиздание старого материала. По производительности работы Tangerine Dream  перекрыли все возможные рекорды. В ход пошли записи удачных концертов начала 80-х, не выпущенная музыка к кинофильмом, и новые альбомы-  Mars Polaris (1999), The Seven Letters From Tibet (2000), Purgatorio (2004), Kyoto (2005), Jeanne D’Arc (2005), Phaedra 2005 (2005).

…На счету группы – 40 лет существования более 50 выпущенных альбомов и  история группы, похоже, действительно подошла к концу, хотя запланировано выходы еще нескольких альбомов. Эдгар и Джером продолжают вариться в собственном соку, окончательно примирившись со статусом «семейного» проекта.

Послушать треки ВКонтакте

Mark Paradeigma